Сильвия Назар Игры Разума Книга

  • 2 Comments!
Сильвия Назар Игры Разума Книга Average ratng: 8,7/10 7864votes

Книга Сильвии Назар «Игры разума», по которой снят одноимённый оскароносный фильм, впервые вышла на русском языке. Она посвящена лауреату Нобелевской премии по экономике 1994 года Джону Нэшу, который много лет боролся с шизофренией.

: литературный дневник Книга Сильвии Назар «Игры разума», по которой снят одноимённый оскароносный фильм, впервые вышла на русском языке. Она посвящена лауреату Нобелевской премии по экономике 1994 года Джону Нэшу, который много лет боролся с шизофренией.

RT поговорил с автором книги, писателем и профессором бизнес-журналистики Колумбийского университета Сильвией Назар о жанре научной биографии, о её работе с американским экономистом Василием Леонтьевым и об интервью, которое она взяла у Григория Перельмана. — Ваша книга о Джоне Нэше вышла почти 20 лет назад и до сих пор популярна. Вы ожидали, что роман будет настолько успешным? — Ещё до того, как я взялась за книгу, было очевидно, что это увлекательная история. Сначала я написала статью о Джоне Нэше для газеты New York Times. Она получила очень бурный отклик, так что стало понятно, что людям интересен Нэш и его жизнь. Причём разным людям: кого-то привлекала математика, многих интересовало его психическое заболевание, ещё кого-то — просто сам рассказ.

Но я никогда не ставила во главу угла успех. Я до этого не писала книг, так что не ожидала слишком многого. Ещё я знала, что история интересует представителей киноиндустрии, потому что они захотели пообщаться со мной сразу после выхода той статьи. Но меня в основном мучил вопрос: смогу ли я вообще написать книгу? Я сомневалась, что Нэш согласится мне помочь — он этого и не сделал, кстати. Скачать Программу Для Изменения Формата Видео Бесплатно Без Регистрации.

Я не знала, получится ли собрать весь нужный материал. Так что это была довольно сложная задача, к решению которой я и приложила основные усилия. — Своей книгой вам удалось установить довольно высокий стандарт для научной биографии. У вас были какие-то принципы, особый подход к написанию книги? — До того, как я села писать «Игры разума», я никогда особенно не читала нон-фикшн (документальную прозу.

Так что начала работу я с прочтения книги «Человек, который познал бесконечность» Роберта Канигеля. Ее герой — гений математики Сриниваса Рамануджан Айенгор. Это была интересная история о человеке в каком-то смысле непостижимом. Автор смог оживить своего героя, сделать его практически неотразимым. Канигель достиг этого, погрузив читателя в мир математических концепций Рамануджана.

С другой стороны, он показал и Индию, где учёный родился в XIX веке, и Кембридж, куда его позже отправили. Всё это удалось писателю благодаря человеку из окружения Рамануджана, до которого проще было добраться — британскому математику Годфри Харди.

Так что хотя я читала не очень много научной литературы и биографий, я многому научилась у автора этой книги. — Вы изучали экономику, а позже стали журналистом.

Чем был вызван ваш интерес к экономической теории и почему вы позже выбрали журналистику? — Сначала я изучала литературу и ничего не понимала в экономике. Но в то время было популярно антивоенное движение, все бредили Марксом, в воздухе витала идея о том, что нужно понимать экономику, чтобы понять политику. А у меня не было никакого представления об экономике, в том числе я понятия не имела, что этот предмет тесно связан с математикой.

И всё же я начала её изучать. Я так и не защитила докторскую — мне не хватало математических знаний. Но интерес к экономике остался. Несколько лет я была научным сотрудником в области экономической науки, потом меня уволили. По чистой случайности я начала писать для журнала Fortune — благодаря тем небольшим знаниям в экономике, которые у меня всё же были. В журналистику нередко попадают случайно.

Так получилось и со мной. В Fortune я писала около года. Тогда было хорошее время для журналистики. В журнале был отдел экономики, в котором работали главный экономист, его заместитель, а также кандидат экономических наук. Они писали полторы тысячи слов за две недели и думали, что сильно перетруждаются. Решив, что им нужен четвертый человек, они взяли меня. Ни с кем из моих студентов такого не случалось.